Самые важные вещи просты

Самые важные вещи просты

«– Первым действием учителя является внушить ему (ученику) идею, что знакомый нам мир является только видимостью, способом описания реального мира. Каждое усилие учителя направлено на то, чтобы доказывать это своему ученику. Но принять эту идею является самой трудной вещью на свете. Мы полностью захвачены своим частным взглядом на мир, и это заставляет нас чувствовать и действовать так, как если бы мы знали о мире все. Учитель с самого первого своего действия направлен на то, чтобы остановить этот взгляд. Маги называют это остановкой внутреннего диалога, и они убеждены, что это – единственная важнейшая техника, которой ученик должен овладеть …Но не все мы способны реагировать на простые рекомендации. И ты, и я в этом отношении нуждаемся еще и в каком-нибудь потрясении. Нам нужны были эти растения силы.

Мне действительно потребовались годы, чтобы понять важность советов, предложенных доном Хуаном в начале моего обучения. Тот необычайный эффект, который оказали на меня психотропные растения, стал основой моего вывода, что их использование является ключевым моментом в обучении. Я держался за это убеждение и лишь в последние годы своего обучения сообразил, что все осмысленные трансформации и находки магов делаются только в состоянии трезвого сознания».
(К. Кастанеда «Сказки о Силе»)

«Я сравниваю это со своей практикой. Мне как-то мой Профессор показал совершенно легкое упражнение, очень действенное (для игры на пианино), я его пытаюсь ученикам показывать, но вижу, что они его вообще всерьез не воспринимают — слишком просто… и без надрыва 😊
Мне это очень созвучным кажется».
(О курсе «Твое безупречное Дао» одной из участниц)

О чем эти фрагменты?

О том, что самые важные вещи просты. Слишком просты, чтобы аналитический ум, которым мы привычно сканируем реальность, счел их хоть сколь-нибудь достойными внимания.

О том, как сложно объяснить словами, что такое Присутствие, потому что слишком просто) Так прозрачно, так на поверхности, что ум соскальзывает с таких объяснений, не найдя за что зацепиться. Нет сенсации, нет взрыва, новизны, нет «wow!».

Поэтому мастера бегают с бубнами вокруг нас. Поэтому придумывают волшебные ритуалы и чудодейственные техники. Поэтому потрясают воображение, читая нас насквозь, и сбивая с привычного ритма мышления. Потому что иначе никак. Ум не способен отделить описание жизни от самой жизни, восприятие реальности – от зацепок за знакомые якоря, потому что он сам эти описания и создает. А раз так – разве может он осознать иллюзорность своего творения?

И потому, лишь когда ум обескуражен, потерян или сбит с толку, у жизни появляется минутка, чтобы просочиться сквозь нас, объять наше тело, дать ему отдохновение и вожделенное единство с пространством.

Потому что иначе никак. Иначе жизнь так и останется для нас лишь объектом для описания и оценок, ментальной проекцией реальности.