В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ

В ПОИСКАХ УТЕРЯННОГО ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ

Всем сердцем отдавайся работе, но никогда -

вознаграждению за неё. (Бхагават Гита)

Так соблазнительно видеть высокий смысл в том, что ты делаешь. Ну, или хотя бы к нему стремиться. Потому как, если уж чем-то гореть, то конечно самым высоким и «благородным».  У меня долгая история поисков духовного в материальном, так что я знаю, о чём говорю) И если у вас эта история такая же богатая, как у меня, то, рано или поздно вы тоже однажды приходите к обескураживающему и одновременно освобождающему выводу, что никакая деятельность из той, которой вы занимались ( или не решались, начинали и бросали, добивались или проигрывали), к духовному уровню отношения не имеет.

Любой высокий поиск и попытка увидеть в этом  зов духа, следование высшей миссии «для коллективного сознания»  – усовершенствованная иллюзия эго. Одна из множества красивых концепций, придающих смысл этим метаниям. Не стоит путать духовность с тягой ума. Потому что любая деятельность, к которой нас тянет (равно как и любые другие привязанности, потребности, страхи, влечения, отвращения, зависимости, желания обладать, неприятие и тому подобное) всё это лишь зацепки ума. Затяжки на полотне течения жизни, словно спутавшиеся нитки сопротивления в красивом плетении. Они могут быть  отголосками предшествующих воплощений (выражаясь очень схематично – потому что понятно, что сознание трансформируется не через память конкретного тела, а через резонансную среду нового воплощения),  либо вновь приобрётенные, но сути это не меняет – всё это круто зашитые иллюзии ума, сжавшиеся до ментальных шаблонов, установок, незаметно ведущих нас по жизни. Во всем этом нет ни тяги Духа, ни пути Бога. Ты проходишь это всё, потому что не можешь ни отпустить, ни принять.

Любой талант, который проявляется в нас как очевидные способности к определённой деятельности, — это не дар Бога. Это всего лишь навыки разных воплощений, которые мы прокачиваем, если раз за разом выбираем и совершенствуем их. Поэтому они так  ярко проявляются ещё в детстве (если конечно условия способствовали их обнаружению). То, ЧТО мы делаем физически, — я говорю вообще о любой деятельности, — никогда не имело большого смысла и значения, если было лишено осознания в момент его совершения.

Человек может следовать своему таланту, а  может выбрать совсем иное. Потому что ни тогда – в момент первого выбора, ни  сейчас – этот «дар» не имеет к сознанию, к Духу никакого отношения. Ему всегда было, прямо говоря, всё равно, что ты выберешь – математику, логику или кулачные бои. Потому что природа сознания (если конечно так можно выразиться) лишена оценочности и предпочтений. У неё нет приоритетной стратегии развития человечества. И тем более нет идей на чей-то счет или ожиданий от фрагмента сознания, которым являешься конкретно ты в каждое отдельное мгновение жизни. Ему совершенно всё равно, в каком именно мире будет жить человечество.

Всё, что ему нужно – возможность для проявления и осознания себя — через феерию проявленного мира. Реализуется это тогда, когда мы идём по жизни в неразрывной связи с источником её возникновения. Своим вниманием, наблюдением мы словно строим канал между импульсом сотворения следующего мгновения и его следствием – скоплением атомов, сгрудившихся на ограниченный период времени.

Как же это происходит у нас чаще всего? Раз за разом мы словно спотыкаемся о физическую, случившуюся реальность и останавливаемся, чтобы осмыслить: «произошло то-то и то-то». Мы идём от внешнего (факта) к внутреннему (импульсу созидания или намерению). Что в лучшем случае лишь констатация, и хорошо если без оценок и сопротивления (только вдуматься — своему же творению!), но это не осознание. Осознание – это когда фокус внимания смещён извне внутрь, и потому ты успеваешь предварить проявление физического события неуловимым мгновением чистого созерцания. Мгновением остановки и очищения пространства для того, что сейчас произойдет. Без предпочтений, ожиданий, страха или отрицания. И это не имеет никакого отношения к предвидению, которое всего лишь более ранняя форма фиксирования приближающегося события. Словно зыбкий прообраз, находящийся уже в состоянии творения, но ещё не материализовавшийся в пространстве. Осознание же происходит из состояния возврата «полномочий» чистому Творцу – себе. Когда каждый свой вдох и выдох ты словно предвосхищаешь осознанием источника его возникновения и потом с благодарностью созерцаешь, как из этой кристальной пустоты рождается биение твоего сердца.

Когда это приходит, необходимость прикладывать усилия для принятия формы, в которой это мгновение воплотилось, просто отпадает. Потому что сознание уже и безусловно одобрило и впустило любое своё намерение.

Всё это просто, хотя и может показаться сложным, когда понимание своей истинной природы и канал соединения с источником ослаблен. Когда же связь восстанавливается и всё ложное испаряется, то больше не приходится руководствоваться в своих выборах ментальными идеями «служения людям» и «вклада в развитие человечества». Потому что, когда ты осознаёшь свою неразрывную, неуничтожаемую связь со всем сущим, ты просто не в состоянии причинять боль и нести разрушение. Тебе не нужна больше лицемерная мораль, чтобы сдерживать свои «порочные» порывы.

Так что, сознанию совершенно не важно, что ты делаешь в это самое мгновение – чистишь картошку или медитируешь. Это важно только для твоего ума – в медитации же гораздо больше красоты и духовности! Разноси газеты, ощущай, как жизнь вибрирует в каждом твоём шаге, и ты будешь делать всё, что ждёт от тебя сознание. Всё остальное – вопрос  потенциала, навыков, знаний, желаний, устремлений ума и личных представлений о том, что значит «моя самореализация» )

Другой вопрос, если текущая деятельность категорически мешает присутствовать, постоянно рождая сопротивление, если каждый раз, думая о ней, ты внутреннее содрогаешься – тогда наверно стоит это как-то изменить. Нет никакого смысла в насилии над собой. И вот здесь можно бегать и пробовать сколько угодно. Но тогда уж действительно бегать, а не просто блуждать в лабиринтах своего мышления, заменяя реальный поиск деятельности, доставляющей радость абстрактными умозаключениями на основе опыта и мнений других людей. Страх «ошибиться» рождается всё из той же внутренней разобщённости, которая придаёт такой колоссальный вес твоим «достижениям», без которых ты просто теряешь «себя».

Мы ищем укоренённости, опоры, идентификации себя, и, не понимая своей природы, пытаемся определить её через активность, через форму деятельности. Нам кажется, что мы непременно должны что-то делать, чтобы прийти в согласие с собой. И обязательно что-то очень духовное.

Мы хотим испытывать постоянное удовольствие от выполняемых задач, думая, что черпаем их из глубокого смысла именно этой деятельности. В то время как это совсем не так.

Просто выполняя работу, максимально близкую к потребностям ума и тела, мы погружаемся в неё тотально, в буквальном смысле, дыша ею. Удовольствие от работы исходит из состояния вовлечённости, захваченности процессом, а не от предвкушения её результатов. Такое отношение рождает глубокое удовлетворение и желание совершенствовать свои навыки.

Поэтому, в первую очередь стоит исходить не из того, что, как кажется вашему уму полезнее миру и людям (большинством деятельности, человечеству вообще полезнее было бы не заниматься), а из того, что лежит в сфере интересов, предпочтений. То, от чего руки начинают чесаться и время замирать.

Призвание не предопределено никем и ничем «свыше». Оно всегда будет вытекать из той совокупности навыков, знаний, желаний, которая тебя «призывает».

И лишь форма реализации будет меняться с расширением пространства твоей внутренней свободы.

Прим. Сознание в моём понимании и изложении есть самая глубинная сущность всего. Первоисточник, импульс, поле потенциала к появлению первичного намерения. Одним словом – Бог 🙂